JM Financial Services - шаблон joomla Создание сайтов

Выбирая месторасположение для холдинговой компании в Европе, плательщики налогов, должны проанализировать несколько вариантов. Регистрация иностранной холдинговой компании для владения зарубежными дочерними компаниями является обычной стратегией налогового планирования для многих групп, ведущих международную деятельность. Этот вариант все еще актуален, несмотря на то, что многие страны стремятся «одамашнить» атрибуты холдинговой компании путем принятия законов для освобождения от налогов при долевом участии или для оншорного объединения. При выборе месторасположения холдинговой компании учитывается требование освобождения от налогов при долевом участии для прироста капитала и дивидендов, получаемых от иностранных дочерних компаний. В течение многих лет Нидерланды были предпочтительным выбором для многих групп не только из-за большого опыта использования холдинговых компаний и положительного отношения налоговых властей, а также благодаря возможности получения обязательных руководств перед сделкой. В последнее время, однако, из-за конвергенции корпоративных налоговых ставок, Директивы ЕС о материнских и дочерних компаниях, а также из-за повышения влияния решений Европейского суда, ряд других европейских юрисдикций стали серьезными соперниками. Освобождение от налогов при долевом участии сейчас применяется в Австрии, Бельгии, Дании, Германии, Италии, Люксембурге, Испании, Швеции и Швейцарии. Со вступлением в ЕС в мае 2004 года 10 новых государств, включая Кипр и Мальту, количество стран, которые также могут рассматриваться как юрисдикции для холдинговых компаний, возросло.

     В последние годы происходила конвергенция ставок корпоративного налога в границах 30 %, хотя ставки Кипра и Швейцарии значительно ниже.

     Когда европейские холдинговые компании распределяют дивиденды своей материнской компании или инвесторам, юрисдикция холдинговой компании, которая либо не взимает подоходного налога (как в случае с межкорпоративными дивидендами, процентами и роялти в пределах ЕС) или которая имеет большое количество налоговых соглашений с низкими ставками подоходного налога, будет иметь решающее значение. Кипр, Дания, Мальта, Испания (в случае особых холдинговых компаний- Entitades de Tenencia de Valores Extranjeros) и Швеция, как правило, не взимают подоходный налог на внешние дивиденды. Также и Великобритания, хотя она не включена в таблицу. Нидерланды имеют одно из основных преимуществ - большое количество соглашений, а также низкие ставки подоходного налога (обычно 5 %) с юрисдикциями, не входящими в страны ЕС. Обычно следствием освобождения от налогов для входящих дивидендов было неудержание затрат, связанных с приобретением или поддержанием источника дивидендов. Это было особенно уместно, если холдинговая компания заимствовала средства для приобретения участия в дочерних компаниях. Способность удержать процент особенно важна, когда холдинговая компания ведет собственные торговые операции, или дочерние компании в своих юрисдикциях, которые могут возмещать проценты холдинговой компании против их доходов в консолидированном налоговом отчете.Любой запрет на удержание процентов на заем средств для приобретения иностранных дочерних компаний компаниями – резидентами в ЕС было поставлено под сомнение решением ECJ в случае Bosal, если только такое же правило не применяется к заему средств для вложения капитала в местные приобретения. Нидерланды уже внесли поправки в свое законодательство таким образом, чтобы проценты, относящиеся к приобретению акций, могли удерживаться. Это правило применяется независимо от того, является ли иностранная дочерняя компания резидентом в юрисдикциях ЕС или где-либо еще. В результате практически все юрисдикции, указанные в таблице, разрешают удержание процентов и следовательно подчиняются ЕС. Исключением является Австрия, которая не позволяет удержание процентов в отношении приобретения австрийских дочерних компаний. Соответственно, запрещение в отношении иностранных дочерних компаний не является дифференциальным.

     Важно рассмотреть вероятность появления других налогов. Например, Австрия, Бельгия, Кипр, Люксембург, Нидерланды, Испания и Швейцария взимают сбор на капитал на выпуск акций. Германия дополнительно к корпоративному налогу взимает местные налоги на прибыль. Решения могут быть приняты только на основе законов. Предпочтение надо отдавать странам со стабильным режимом, чем странам, которые часто вносят изменения в свое налоговое законодательство. Правила против уклонения от уплаты налогов. Ясно, что существование правил против уклонения от уплаты налогов ограничивает все возможные типы групповой структуры. Положения о контролируемой иностранной компании Австрия, Кипр, Люксембург, Мальта и Швейцария не имеют законодательства о контролируемой иностранной компании, хотя доктрины антизлоупотребления и правила корпоративной резидентности должны учитываться. Такие правила применяются во всех исследуемых юрисдикциях. Законодательство о антизлоупотреблениях в Бельгии и Нидерландах имеют подобную силу, но в более узком смысле. (Неевропейские юрисдикции с таким режимом включают Австралию, Канаду, Японию и США) Если предположить применение данных правил, доход и прирост капитала холдинговой компании может облагаться налогом через конечную материнскую компанию. Однако важные исключения из правил могут позволить холдинговой компании аккумулировать свой доход от дивидендов и прирост капитала для реинвестиций в свои иностранные дочерние компании. Дополнительно налоговые соглашения и аргументы ЕС о дискриминации могут быть удачно использованы, чтобы противодействовать данным правилам. Например, случай Schneider во Франции предполагает, что соглашение между Францией и Швейцарией имеет силу. В последнее время Франция предлагает компаниям ЕС исключить данные правил. А немецкий федеральный налоговый суд принял решение, что правила о антизлоупотреблениях Германии в целом не могут применяться к компаниям ЕС. Данные изменения относятся к тяжбе группы английских компаний во главе с Cadbury Schweppes о том, что указанные правила противоречат свободе принципов учреждения, изложенных в соглашении ЕС.

      Если конечная материнская компания или ее дочерние компании предоставляет деньги своей европейской холдинговой компании, необходимо обратить внимание на гарантирование не нарушения правил тонкой капитализации. Много юрисдикций предоставляют безопасные гавани, на территории которых компании могут брать деньги взаем вне правил. Однако, решения Европейского суда в Lankhorst в отношении Германии заключалось в том, что страны ЕС не должны применять правила тонкой капитализации в отношении заема денег у дочерних компаний в ЕС, в то время как таких ограничений по отношению к местным дочерним компаниям не существовало (и некоторые решения французских судов подтверждают, что налоговые соглашения могут иметь такую же силу). В ответ на это Дания, Германия, Италия, Нидерланды и Великобритания внесли поправки в свое налоговое законодательство так, чтобы правила тонкой капитализации также применялись к займам от местных компаний, устранив таким образом дискриминацию. Испания пошла в противоположном направлении и отменила правила тонкой капитализации в отношении кредиторов из ЕС.

     В соответствии с Директивой о материнских и дочерних компаниях применяется ряд ограничений. Хорошим примером является холдинговый период. Чтобы воспользоваться преимуществами директивы в отношении дивидендов государствам разрешается вводить период до 2-х лет, в течение которых должно быть наличие участия. Европейский суд, проходивший в Denkavit, постановил, что нарушением директивы для стран является абсолютное отрицание преимуществ, когда холдинговый период еще не истек к дате выплаты дивидендов, но двухлетний холдинговый период полностью выполнен. Большинство стран – участниц в нарушении этого правила сейчас внесли соответствующие поправки в свои законы. Во многих случаях условия касаются освобождения дивидендов от налога, как указано в таблице. Однако условия не применяются в случае с Германией и Швейцарией. В настоящий момент понятно, что в Европе наблюдается сильное движение в поддержку освобождения от налогов при долевом участии. Примером может служить Финляндия и Норвегия, объявившие освобождение от налогов на дивиденды и прирост капитала, а также Великобритания и Ирландия, освобождающие от уплаты налога на прирост капитала в особых ситуациях. Дополнительно 10 стран, вступивших в ЕС в мае 2004 года, также расширяют возможности для международных групп и инвесторов. Учитывая такое большое количество месторасположений для холдинговых компаний необходимо еще более тщательно подходить к их выбору.